Что-то с памятью у них стало…

26-02-2017, 18:42 | Опубликовал(а): Олейник Виталий |
Что-то с памятью у них стало…
Номер журнала: №1-2(200), январь-февраль 2017 г.Рубрика: Вся королевская ратьАвтор: Александр Крутов
(начало: «ОМ», 2016, №1-4, 8-12)
В официальном российском календаре на февраль приходится две красные даты. Обе имеют отношение к армии и патриотизму: это День защитника Отечества (23 февраля) и День вывода советских войск из Афганистана (15 февраля). Традиционно первая затмевает вторую, которая скромно отмечается в узком кругу. Оно и понятно: как можно праздновать окончание отнюдь не победоносной кампании?
Тем не менее, у афганской войны были свои герои. Эти люди отличились в вооруженном противостоянии с исламистскими армиями, которые в 80-е годы прошлого века начали контролировать более половины территории Афганистана. Многие герои «той войны незнаменитой» сегодня попросту забыты. Им, их подвигам и судьбам и посвящена данная статья.
Немного статистики
Несколько месяцев назад я задумал подготовить статью о героях афганской войны, имеющих отношение к Саратову и нашей области. Основным критерием заслуг стало наличие у этих людей государственных наград. Однако этот принцип помогал лишь отчасти. Дело в том, что, по данным главного управления кадров Министерства обороны СССР, за выполнение интернационального долга в Афганистане орденами и медалями были награждены 205 863 человека военнослужащих и лиц вольнонаемного состава советской армии. Награды разнятся как по своему значению, так и по частоте награждений ими. Поэтому стоит рассказать, чем и как Родина награждала «афганцев».
Высшей степенью отличия в СССР считалось звание Героя Советского Союза. Присвоение этого звания сопровождалось вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Всего «за исполнение интернационального долга в Демократической республике Афганистан» звание Героя Советского Союза было присвоено более 70 раз. Впоследствии еще семь человек за подвиги в Афганистане были удостоены звания Герой Российской Федерации (шестеро из них — посмертно). Для сравнения: за подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной войны, звания Героя Советского Союза были удостоены около 11 600 (по другим данным — 11 760) человек. Так что получение любым из «афганцев» звания Героя Советского Союза (впрочем, как и ордена Ленина) было событием крайне редким. Отрадно отметить, что среди получивших за Афганистан «Золотые Звезды» Героев Советского Союза, как минимум, пятеро имеют отношение к Саратову и Саратовской области. Из них трое родились, длительное время проживали и проживают в нашем регионе; трое окончили Саратовское высшее военное авиационное училище летчиков (СВВАУЛ). Три плюс три получилось пять из-за того, что выпускник СВВАУЛ Сергей Филипченков фигурирует в обеих категориях — является жителем Саратова. Еще один человек был награжден орденом Ленина (посмертно). По-видимому, при прохождении представления по инстанциям уровень награды был понижен.
Что касается официальной статистики афганских награждений, в феврале 2006 года начальник управления кадров Министерства обороны РФ, генерал-полковник Михаил Вожакин в интервью «Красной Звезде» привел подробные цифры. Вот что он сообщил о получивших государственные награды за Афганистан:
«Характерно, что в основном награждались военнослужащие, непосредственно принимавшие участие в боевых действиях. Конкретные цифры таковы: орден Ленина — 104 человека; орден Красного Знамени — 2 058 человек; орден Красной Звезды — 54 414 человек; другими (орденами.— Авт.) — 20 504 человека. А медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За трудовую доблесть», «За трудовое отличие» награждены 128 705 человек. Из общего числа награжденных составляют: генералы — 0,2%; офицеры — 33,2%; прапорщики — 10%; солдаты и сержанты — 55,3%; рабочие и служащие — 1,3%». («У этой работы особый статус», «Красная Звезда» от 11 февраля 2006 года)
Как видим, наиболее высокими по статусу орденами афганской войны являются ордена Ленина и Красного Знамени. Соответственно, ими награждали довольно редко и за выдающиеся подвиги. Хотя и здесь случались исключения.
Под «другими орденами» в основном имеется в виду орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени. В обиходе его из-за довольно громоздкого вида иногда называют «шерифской звездой», или «крабом». Орденом Октябрьской Революции, который считался в СССР вторым по значимости после ордена Ленина, воевавших в Афганистане почему-то не награждали. Точнее, как сообщается в интернете, имело место всего лишь одно награждение — генерала ПГУ (внешняя разведка) КГБ СССР Юрия Ивановича Дроздова. Он по линии КГБ курировал операцию «Байкал-79» по смещению и уничтожению президента Афганистана Хафизуллы Амина и овладению важнейшими центрами военного и политического управления в Кабуле 27 декабря 1979 года.
В СССР уже под конец афганской кампании имели место и случаи награждения «афганцев» новым советским орденом «За личное мужество», учрежденным 28 декабря 1988 года. За весь период существования этого ордена вплоть до распада СССР им успели наградить всего 529 человек. К моменту появления ордена вывод советских войск из Афганистана шел полным ходом и в феврале 1989 года был завершен. Тем не менее, как удалось установить, данную награду получили некоторые воевавшие в Афганистане командиры-десантники. Ниже приведен подготовленный мною по публикациям в открытой печати список кавалеров этого редкого советского ордена. Перечисленные в нем офицеры воевали в Афганистане в разные годы и в разных подразделениях. Причем большинство — задолго до возникновения этой награды. Скорее всего, их награждение состоялось уже по итогам афганской кампании по какому-либо отдельному представлению командования ВДВ. В частности, орденом «За личное мужество» были награждены следующие офицеры ВДВ:
Глазырин С.Н. (в 1981-1983 годах служил замполитом 6-й п.д.р. 345-го отдельного п.д.п.);
Гужбин С.А. (в 1979-1981 годах был командиром взвода батареи ПТУРС 317-го п.д.п.);
Гущин В.М. (в 1983-1985 годах — заместитель командира 1 179-го арт. полка по политчасти);
Дегтев А.А. (в 1981-1982 годах — командир п.д.р. в 317-м п.д.п.);
Демидов В.Н. (в 1986-1988 годах был командиром разведроты 317-го п.д.п.);
Комар И.Г. (в 1980 году — командир 80-й отдельной разведроты ВДВ);
Марьин В.В. (в 1984-1986 годах был командиром 357-го п.д.п.);
Никифоров В.В. (в 1979-1982 годах — начальник разведки 345-го отдельного п.д.п.);
Подпружников А.В. (в 1984-1986 годах — командир взвода 6-й п.д.р. 350-го п.д.п.);
Попов Ю.В. (в 1979-1981 годах был командиром 5-й п.д.р. 350-го п.д.п.);
Саликов В.А. (в 1981-1983 годах служил замполитом 4-й п.д.р. 350-го п.д.п.);
Серебряков В.Г. (в 1986-1988 годах — командир 2-го парашютно-десантного батальона 345-го отдельного п.д.п.);
Скрынников М.Ф. (в 1979 году — начальник разведки 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии).
Очевидно, что наиболее распространенными советскими наградами для участников афганской кампании были: из орденов — ордена Красной Звезды и «За службу Родине в ВС СССР»; из медалей — «За отвагу» и «За боевые заслуги». Как правило, орденами награждались офицеры, а медалями — солдаты и сержанты. Но было и одно невиданное доселе наградное «новшество», которое явочным порядком появилось именно во время афганской войны. Орден Красной Звезды неожиданно превратился едва ли не в обязательную «посмертную» награду для погибших в сражении или умерших от ран воинов. Тем самым в 80-е годы прошлого века орден Красной Звезды по умолчанию стал аналогом американской медали «Пурпурное сердце», которой в США награждают всех погибших или получивших ранение на поле боя.
Без награды оставались только те советские войны, кто уходил из жизни в результате самоубийств, инфекционных болезней или несчастных случаев. В подтверждение своих слов сошлюсь на факты, которые содержатся в вышедшем в 2000 году специальном томе региональной Книги Памяти «О саратовцах, погибших в Афганистане, Чечне и других военных конфликтах». Здесь опубликованы имена 138 наших земляков, погибших в афганской войне. Из них 115 (83,3%) награждены посмертно. Из всех посмертно награжденных 103 человека (89,6%) награждены орденом Красной Звезды. Практика награждения «посмертным орденом» прижилась и стала нормой в современной российской армии. В частности, «посмертный» принцип награждения использовался во время первой чеченской войны в гораздо больших масштабах, чем во время афганской. В уже упомянутом томе Книги Памяти приведены фамилии 65 жителей Саратовской области, погибших на первой чеченской войне. Все 65 (100%) были посмертно награждены орденом Мужества.
Описать подвиги всех награжденных правительственными наградами саратовских воинов-афганцев в журнальной статье не представляется возможным. Поэтому ниже я остановлюсь лишь на судьбах тех из наших земляков, кто в ходе афганской кампании сумел получить хотя бы одну из трех высших воинских наград СССР. А именно, был удостоен звания Героя Советского Союза либо награжден орденами Ленина или Красного Знамени. Данные ордена участникам афганской войны, как видно из представленной выше статистики, давались крайне редко. А Героев Советского Союза, получивших это высокое звание за Афганистан, и вовсе можно пересчитать по пальцам.
Но сначала о том, как появились первые Герои и орденоносцы афганской войны и за что получили свои награды.
Тайны первых афганских награждений
Со времени ввода советских войск в Афганистан минуло 38 лет. Казалось бы, все Герои Советского Союза той войны должны быть изучены, взяты на учет, а описание их подвигов доступно любому гражданину страны. Но вот что удивительно — разные авторы называют разные цифры удостоенных звания Героя Советского Союза за Афганистан. В настоящее время в Википедии сообщается, что звания Героя Советского Союза за участие в войне в Афганистане получили 86 человек. Там же приводится поименный список этих людей. Начальник управления кадров Министерства обороны РФ, генерал-полковник Михаил Вожакин в интервью «Красной Звезде» называет цифру — 73 Героя. А вот в книге «Загадки советских наград» военного историка Олега Смыслова указаны 72 человека. Почему возникли разночтения в цифрах?
Скорее всего, разница в 13 человек возникла из-за традиционной российской ведомственности. Армейские кадровики учитывали только своих (армейских) Героев. И только по ним приводили статистические данные. Но ведь были еще Герои из КГБ, из пограничных войск. Был даже один настолько «засекреченный» Герой, имя которого даже сегодня указывается сугубо предположительно. Рассказа об этом Герое нет на сайте «Герои страны». Об этом человеке и его «подвиге» я узнал совершенно случайно. Сведения о присвоении ему звания Героя Советского Союза содержатся в книге «Тарджуман» уроженца Саратова Вадима Соболева. На мой взгляд, эта книга — одно из лучших документально-художественных произведений об афганской войне. И о советских людях на этой войне. В ней автор, начинавший свою карьеру военного переводчика в Афганистане еще в 1979 году, уделяет достаточное внимание обстоятельствам награждения участников штурма дворца Тадж-Бек и устранения президента Афганистана Хафизуллы Амина. А точнее, всех тех, кто имел отношение к операции «Байкал-79». Под таким условным названием шифровалась череда мероприятий по силовому захвату основных центров военного и политического влияния в Кабуле 27 декабря 1979 года. Помимо дворца Амина в этот день бойцами спецподразделений и советскими десантниками были атакованы и взяты под контроль несколько важнейших объектов в столице Афганистана. Среди них здание генерального штаба афганских вооруженных сил, здание министерства внутренних дел (Царандой), штаб военно-воздушных сил, тюрьма Пули-Чахри, почта и телеграф.
Официально это награждение было оформлено двумя Указами Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1980 года. Указом №1 977 звание Героев Советского Союза было присвоено 10 офицерам советской армии и КГБ СССР. Из этих десяти лишь четверо имели непосредственное отношение к событиям 27 декабря 1979 года. Остальные шестеро были военнослужащими советской армии в чинах от маршала до старшего сержанта. Свои «Золотые Звезды» они получили за успешное осуществление ввода советских войск в Афганистан и последующие боевые действия на территории этой страны в первые три месяца 1980 года.
Вот что пишет о награждении участников операции «Байкал-79» Вадим Соболев:
«Спустя некоторое время Москва наградила своих героев — участников событий 27 декабря. Их наградами открывалась, по сути, первая страница в книге, посвященной новейшей истории страны. Книге длинной и непростой, книге о доблести и геройстве, книге о позоре и трусости, книге о большой трагедии.
Но и в этом деле — деле награждения — все было очень непросто. Делить «славу» бывает еще сложнее, чем заслужить ее. Сначала командиры составили представления на награды, отправили их куда следует. Дальше началась обычная бюрократическая волокита. Четыре месяца списки сортировали. Особенно придирчиво разглядывали имена тех, кто претендовал на самые высокие награды. На участников операции писали характеристики, сами они писали свои объяснительные. Кандидатов понижали в представленных наградах, переводили в другой статус. Поводы бывали самые разные — кто-то слишком много болтал, кого-то поймали на мародерстве, кто-то был слишком молод, а кто-то просто служил в другом ведомстве. В списки добавляли новых людей — тех, кто непосредственно в боях не участвовал, но вроде бы помогал издалека.
В итоге были награждены 600 человек
(генерал Александр Ляховский называет такие цифры: около 400 человек сотрудников КГБ и порядка 300 человек из спецотряда ГРУ Генштаба — «мусульманский батальон».— Авт.). Приоритет — у сотрудников КГБ. Бойцов «мусульманского батальона» попало в наградные списки меньше. Десантников — еще меньше. Почти никого — среди военных советников и переводчиков.
По итогам операции четверо были удостоены звания Героя Советского Союза: Колесник, Бояринов (посмертно), Козлов и Карпухин. Более 20 человек были награждены орденом Ленина — генералы Гуськов, Магометов, Иванов, Власов, командир отряда «Гром» Романов, его коллега Голов, «зенитовец» полковник Поляков. И еще 7 офицеров «мусульманского батальона», среди них сам Халбаев, его заместитель по политчасти Сахатов, командиры штурмовых групп Шарипов и Турсункулов, командир дивизиона «Шилок» Праут... Странную награду получил генерал КГБ Дроздов — орден Октябрьской Революции (!). Им обычно в последнее время награждали ветеранов партии, передовиков производства, деятелей науки.
Большая группа участников операции удостоилась орденов Боевого Красного Знамени и Красной Звезды. Командира группы захвата в Генштабе Розина представили к ордену Ленина, но получил он в итоге только орден Красного Знамени.
Спустя много лет, в 1991 году, «закрытым» приказом по КГБ звание Героя получил еще один человек, скорее всего, имеющий непосредственное отношение к нашей истории. Некто Али Магомедов. Говорят, его когда-то звали Муладжаном…
Многих интересовал вопрос — а кто все-таки убил Амина? Знающие люди советуют еще раз взглянуть на список Героев Советского Союза. Один из того списка погиб на подступах ко второму этажу, второй — руководил операцией с командного пункта. Остаются двое…
». (Соболев В.В. Тарджуман. М., 2014. с.275-276)
Здесь необходимы некоторые комментарии. Во-первых, вряд ли можно согласиться с автором, что работникам КГБ при награждении давался какой-то приоритет. Все три сотрудника КГБ СССР были непосредственными участниками штурма дворца Тадж-Бек. При этом руководитель сводного отряда из представителей спецгрупп «Гром» и «Зенит» полковник Бояринов был убит. А вот полковник ГРУ Василий Колесник, который курировал операцию «Байкал-79» по линии Министерства обороны (руководил операцией с командного пункта, как не без ехидства подметил Вадим Соболев), был удостоен звания Героя. По линии КГБ СССР данной операцией руководил генерал Юрий Дроздов, который получил орден Октябрьской Революции. Позднее он вспоминал:
«Когда я писал наградные листы, возникли трудности с определением роли участников операции. На основании собранной информации получалось, что наиболее активно показали себя офицеры: В.Ф. Карпухин; Э.Г. Козлов, М.М. Романов, Я.Ф. Семенов. В.В. Розин (он отличился при захвате афганского Генерального штаба), В.П. Емышев и С.П. Голов. Их действия как командиров и непосредственных участников штурма во многом решили исход дела. На всех них я собственноручно написал представления».
Однако в итоге по линии КГБ СССР на присвоение звания Героя Советского Союза были представлены семь сотрудников специальных диверсионных групп «Гром» и «Зенит». Вот что об этом сообщает в книге «Альфа» — смерть террору» исследователь истории российских спецслужб, главный редактор журнала «Солдат удачи» полковник Михаил Болтунов:
«Вначале к званию Героя будто бы представили семерых: Бояринова, Козлова, Карпухина, Романова, Голова, Семенова и Полякова.
28 апреля 1980 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР, которым за успешное выполнение специального задания советского правительства и проявленные при этом мужество и героизм звание Героя Советского Союза было присвоено:
Бояринову Григорию Ивановичу (посмертно),
Карпухину Виктору Федоровичу,
Козлову Эвальду Григорьевичу.

«Золотая Звезда» за №11 431 была вручена семье полковника Бояринова. Он навсегда останется в нашей истории первым Героем афганской войны.
Карпухин и Козлов получат свои звезды в Кремле 21 мая 1980 года из рук первого заместителя председателя Президиума Верховного Совета СССР Кузнецова.
Вместе с ними ордена Ленина будут вручены Романову, Голову и Полякову
». (Болтунов М.Е. «Альфа» — смерть террору. М., 2004. с.70-71)
В своей книге Михаил Болтунов почему-то не упоминает, что Указом от 28 апреля 1980 года орденом Ленина также был награжден главный представитель КГБ в Афганистане генерал Иванов. Так что, по сравнению с первоначальными планами руководства «Альфы», список награжденных по линии КГБ претерпел определенные изменения. Троим «кандидатам в Герои» уровень награды был понижен до ордена Ленина. Это обычная для Советского Союза наградная практика, существовавшая еще со сталинских времен. Если руководству «наверху» казалось, что подвиг «недотягивает» до звания Героя Советского Союза, уровень награды понижался на ступеньку — до ордена Ленина.
Как видим, из семерых награжденных по линии КГБ двое лично не участвовали в штурме дворца Тадж-Бек. Это главный представитель КГБ в Кабуле генерал Борис Иванов и полковник КГБ Алексей Поляков. Заслуга последнего в том, что летом 1979 года под Москвой, в Балашихе, он создал и возглавил специальные «курсы повышения квалификации сотрудников региональных управлений КГБ», где в ускоренном режиме обучали искусству диверсионных операций. В сентябре 1979 года из выпускников этих курсов было создано специальное подразделение КГБ СССР «Зенит». Полковник Поляков стал его первым командиром. Но командовал «зенитовцами» при штурме дворца Тадж-Бек совсем другой офицер — Яков Семенов. По какой-то причине он не получил ни геройской «Звезды», ни ордена Ленина. Также вне списка высших наград СССР оказался и офицер «Грома» («Альфы») Валерий Емышев. Ему при штурме дворца Тадж-Бек осколками гранаты оторвало кисть руки. По-видимому, начальство резонно посчитало, что в таком состоянии он вряд ли мог принимать активное участие в бою за дворец. На ступеньку — до ордена Красного Знамени — произошло понижение и для В.В. Розина, участника штурма Генерального штаба афганской армии.
Если по числу полученных званий Героя Советского Союза КГБ СССР обошел Министерство обороны «со счетом» 3:1, то по числу полученных орденов Ленина представители советской армии опередили «комитетчиков» со счетом 10:4. Причем четверо удостоенных ордена Ленина армейских генералов, которых упоминает в своей книге Вадим Соболев, непосредственного участия в боевой операции не принимали. Или, как принято говорить, осуществляли «общее руководство операцией» с командного пункта.
Пожалуй, стоит упомянуть и о двух курьезных награждениях, осуществленных по итогам операции «Байкал-79». А именно, о секретном Герое Советского Союза Али Магомедове, якобы получившем это высокое звание в 1991 году закрытым указом. Имени его мне не удалось обнаружить на сайте «Герои страны» — самого полного и подробного источника сведений о лицах, удостоенных званий Героев Советского Союза, Героев России, Героев Социалистического Труда. Фамилия Магомедова на сайте отсутствует, равно как и описание подвига этого человека. Да это и неудивительно, ведь Али Магомедов был секретным агентом, который под именем Муладжана был внедрен в качестве шеф-повара в ближайшее окружение Хафизуллы Амина.
В наши дни подробно описываются имевшие место попытки отравить Амина. Вадим Соболев утверждает, что первая такая попытка была предпринята еще 14 декабря 1979 года. Агент передал в резидентуру условный сигнал о применении «спецсредства». Однако яд, который должен был начать действовать через пять-шесть часов, оказался неэффективным. По этой и ряду других причин проведение операции по штурму дворца Тадж-Бек, первоначально назначенной на 14 декабря 1979 года, было перенесено на более поздний срок.
Сегодня мы знаем, что новой датой проведения операции «Байкал-79» стало 27 декабря 1979 года. В этот день во дворце Тадж-Бек должен был состояться обед Амина с группой приближенных. И в этот раз операция должна была начаться с отравления, что, собственно, и произошло. Но опять с отклонением от плана. «Спецсредство» должно было подействовать через 4-5 часов. За это время Амин должен был выступить по местному телевидению и известить население о вводе в Афганистан советских войск по его просьбе. Но в данном случае яд подействовал мгновенно, и президент Афганистана впал в кому. Для спасения Амина из госпиталя советского посольства была вызвана бригада врачей во главе с двумя полковниками медицинской службы — Виктором Кузнеченковым и Анатолием Алексеевым. Если бы не их вмешательство, немедленного летального исхода было не избежать. Генерал Александр Ляховский, автор одной из самых подробных и пронзительных книг про афганскую эпопею, основываясь на рассказе полковника Алексеева, так описывал происходившее:
«Наши врачи определили сразу: массовое отравление. Решили оказывать пострадавшим помощь, но тут к ним подбежал афганский медик подполковник Вилоят и увлек их за собой — к Х. Амину. По его словам, генсек лежал в тяжелейшем состоянии. Поднялись по лестнице, Х. Амин лежал в одной из комнат, раздетый до трусов, с отвисшей челюстью и закатившимися глазами. Он был без признаков сознания, в тяжелой коме. Умер? Прощупали пульс — еле уловимое биение. Умирает?
Полковники В. Кузнеченков и А. Алексеев, не задумываясь, что нарушают чьи-то планы, приступили к спасению главы «дружественной СССР страны». Сначала вставили на место челюсть, затем восстановили дыхание. Отнесли его в ванную комнату, вымыли и стали делать промывание желудка, форсированный дюрез. После этого перенесли Х. Амина опять в спальню. Стали вводить лекарство. Уколы, снова уколы, капельницы, в вены обеих рук введены иглы…
Эта работа продолжалась примерно до шести часов вечера. Когда челюсть перестала отпадать и пошла моча, врачи поняли, что их усилия увенчались успехом и жизнь Х. Амину им удалось спасти. Но, почувствовав, что назревают каике-то тревожные события, А. Алексеев заблаговременно отправил женщин из дворца, сославшись на необходимость срочно сделать в лаборатории анализы промывных вод.
Пройдет довольно значительное время, прежде чем дрогнут веки Х. Амина и он придет в себя, затем удивленно спросит: «Почему это случилось в моем доме? Кто это сделал? Случайность или диверсия?
». (Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афгана. М., 1995. с.146)
В ходе штурма дворца Тадж-Бек советский врач, полковник Виктор Кузнеченков был убит. Его коллега полковник Анатолий Алексеев по счастливой случайности остался жив. По-разному Родина отметила и их участие в этой операции. Вот что об этом пишет Александр Ляховский:
«По свидетельству участников штурма, в конференц-зале осколком гранаты был сражен полковник В.П. Кузнеченков. Однако все время находившийся рядом с ним А.В. Алексеев утверждает, что когда они вдвоем прятались в конференц-зале, какой-то автоматчик, заскочив туда, дал на всякий случай очередь в темноту. Одна из пуль попала в В. Кузнеченкова. Он вскрикнул и сразу же умер. Мертвого товарища А. Алексеев взвалил на себя и вынес во двор, где положил на бронетранспортер, который вывозил раненых. «Мертвых не берем»,— кричал какой-то автоматчик А. Алексееву. «Да он еще жив, я врач»,— возразил полковник. В последующем труп В. Кузнеченкова отвезли в госпиталь, а А. Алексеев встал к операционному столу». (Там же, с.151)
«За штурм дворца Амина» полковника В.П. Кузнеченкова, как воина-интернационалиста, удостоили ордена Красного Знамени (посмертно). Лишь немногим будет известно, что во время штурма они с полковником А.В. Алексеевым, выполняя свой врачебный долг, «воскресили» Хафизуллу Амина. А. Алексееву же дали почетную грамоту при его отъезде из Кабула на Родину в апреле 1980 г.». (Там же, с.155)
Если версия, высказанная Вадимом Соболевым относительно награждения Муладжана верна, ситуация с одним афганским «пропавшим Героем Советского Союза» проясняется.
Саратовские герои афганской войны
А теперь о людях, получивших за Афганистан звания Героев Советского Союза, чьи судьбы связаны с Саратовом и Саратовской областью.
Что-то с памятью у них стало…
Первым из наших земляков высокого звания удостоился военный летчик, командир боевого вертолета Ми-24, капитан Сергей Филипченков. Указ ПВС СССР о награждении был издан 31 мая 1986 года.
Сергей Викторович родился 11 августа 1960 года в поселке Бородинский Кировского района Тульской области. В 1981 году окончил Саратовское высшее военное авиационное училище летчиков. Его воинское звание и должность на момент присвоения звания Героя — капитан, командир экипажа вертолета Ми-24. В «командировке» в Афганистане капитан Филипченков находился в 1984-1985 годах. Это был период наиболее интенсивных боевых действий. Здесь он совершил 400 боевых вылетов. 14 сентября 1985 года в ущелье Арзу при прикрытии эвакуации раненых его вертолет был подбит. Однако Сергей Филипченков сумел дотянуть до своего аэродрома и посадить «на брюхо» серьезно поврежденную машину. После возвращения из Афганистана Сергею Викторовичу по долгу службы пришлось принять участие еще в одной опасной эпопее — ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. После демобилизации полковник Филипченков поселился в Саратове, где проживает и поныне. По словам председателя регионального «Боевого братства» Сергея Авезниязова, Сергей Викторович Филипченков очень скромный человек и сторонится журналистов.
Вторым саратовцем, удостоенным высшей награды Советского Союза, стал командующий 40-й армией, генерал-лейтенант Борис Громов.
Что-то с памятью у них стало…

Борис Всеволодович родился в Саратове 7 ноября 1943 года. В 1952 году поступил в Саратовское суворовское училище. Однако в связи с его расформированием заканчивал суворовское училище в Калинине (Твери). Мать Бориса Громова работала в Саратове в должности заведующей отдела учета и распределения жилплощади Волжского райисполкома.
Звание Героя Советского Союза Борису Всеволодовичу было присвоено 3 марта 1988 года за разработку и осуществление операции «Магистраль». Так называлась операция, проведенная советскими войсками в 1987 году по деблокированию находящегося в длительной осаде и имевшего стратегическое значение города Хост. В ходе этой операции был захвачен перевал Сантэ-Кандао (Сатукандав), прикрывающий дорогу на город Хост.
С Саратовом Бориса Громова связывает и начало его политической карьеры. Уже выйдя в отставку, Борис Громов, осенью 1995 года баллотировался в Государственную думу второго созыва и одержал убедительную победу.
Вот что пишет об этом в своих мемуарах депутат областной думы Николай Семенец:
«Перед выборами в Государственную думу второго созыва очень сильные позиции имели коммунисты. В Госдуме первого созыва Саратов представлял член КПРФ Анатолий Гордеев. Он нисколько не сомневался, что без проблем изберется и во второй созыв. Мы стали подсчитывать, кто может составить ему альтернативу, но не просто как соперник, а чтобы победить. Перебрали фамилии многих. Требовался человек не просто известный, но и обладающий безупречной репутацией.
Выбор пал на нашего земляка, Героя Советского Союза, генерал-полковника Бориса Всеволодовича Громова.
Мы поделились мыслями с вице-мэром Дмитрием Аяцковым, он одобрил наш выбор и пообещал активную поддержку. Договорились, что в ближайшее время вылетаем с Бойко в Москву, ведем переговоры с Борисом Громовым, организовываем их встречу с Дмитрием Федоровичем для окончательного решения.
Дело оставалось за малым — установить связь с Борисом Всеволодовичем. К тому моменту мы знали, что Ельцин за отказ Громова участвовать в военной операции в Грозном и за его собственное видение войны в Чечне изгнал того из Вооруженных Сил и МВД, направив генерал-полковника прозябать на ничего не значащем посту в МИДе. Связались с помощниками, назначили встречу, приехали в Москву. На одном из многочисленных этажей нашли небольшой кабинет Бориса Громова, где он располагался со своими сотрудниками. Знали мы также, что Борис Всеволодович намеревался баллотироваться в Государственную думу, поэтому после представления разговор начали напрямую: «Борис Всеволодович, полагаем, что вам нет необходимости баллотироваться в Государственную думу где-то, мы вам предлагаем выигрышный вариант, гарантируем всемерную поддержку нашего Союза офицеров запаса». Добавили, что большая часть саратовской элиты во главе с Дмитрием Федоровичем готова поддержать его, более того — член Совета Федерации, вице-мэр Саратова Дмитрий Аяцков готов в ближайшее время встретиться с Громовым. Возражений не последовало.
Через некоторое время нас с Дмитрием Федоровичем снова принимали в кабинете Бориса Всеволодовича. Встреча получилась очень теплой, душевной и конструктивной. Два умудренных жизненным опытом человека понимали друг друга с полуслова. Это стало началом добрых отношений между ними. Борис Громов выразил желание баллотироваться в Государственную думу по Саратову
». (Семенец Н.Я. Жизненные вехи. ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия», 2015. с.160-161)
В феврале 2016 года в Саратове была открыта мемориальная доска в честь Героя Советского Союза, генерал-полковника Бориса Громова. Доска установлена на доме на Набережной Космонавтов, где и поныне проживает его родной брат. Сам Борис Всеволодович на открытие мемориальной доски не приехал, сославшись на простудное заболевание.
Третьим саратовским Героем Советского Союза, получившим это звание за Афганистан, стал Юрий Николаевич Миролюбов. Указ Президиума Верховного Совета СССР был подписан 5 мая 1988 года.
Что-то с памятью у них стало…

Юрий Миролюбов родился в 1967 году в селе Рядовичи Шаблинского района Орловской области в крестьянской семье. Когда был еще ребенком, его родители переехали в Саратовскую область в Краснопартизанский район. Здесь в 1984 году в поселке Чистопольский он окончил среднюю школу и курсы водителей в школе ДОСААФ. До призыва в армию работал шофером в совхозе «Красное знамя» Краснопартизанского района.
В армию был призван осенью 1985 года. Попал в элитное подразделение — 667-й отдельный отряд спецназа 15-й отдельной бригады спецназа ГРУ Генштаба. В составе этого спецподразделения принимал в Афганистане участие во многих боевых операциях. Относительно военной специальности и звания Юрия Миролюбова источники дают противоречивую информацию. Где-то он называется водителем БТР, где-то водителем БМП-70. А звание варьируется от рядового до сержанта. Хотя, возможно, здесь нет особых противоречий — начинал службу рядовым, а закончил сержантом. В книге Александра Колпакиди и Александра Севера «Спецназ ГРУ: самая полная энциклопедия» сообщается, что Юрий Миролюбов в ходе выполнения боевых задач в составе ограниченного контингента уничтожил 10 моджахедов. В одном из боев был ранен, но остался в строю. В другом бою Миролюбов, рискуя жизнью, вынес из-под огня противника раненого начальника штаба одной из частей спецназа. Однако звание Героя Советского Союза сержанту Миролюбову было присвоено за участие в успешной операции по уничтожению вражеского каравана с оружием. На сайте «Герои страны» так описывается подвиг, совершенный нашим земляком:
«Старший водитель БТР 15-й отдельной бригады спецназа, сержант Юрий Миролюбов отличился в боевой операции по уничтожению вражеского каравана: в ходе боя он с группой бойцов обошел ожесточенно сопротивляющегося противника и атаковал его с тыла. В этом бою заменил раненого пулеметчика, нанес большой урон боевикам и вынудил уцелевших душманов к сдаче в плен».
А вот в региональной Книге Памяти (в томе, посвященном «афганцам») можно прочесть иную биографию Героя Советского Союза Юрия Миролюбова и странный рассказ о совершенном им подвиге:
«Миролюбов Юрий Николаевич родился в 1967 году в поселке Горный Краснопартизанского района. Стал первым Героем Советского Союза из числа солдат и сержантов, воевавших в Афганистане. Перед призывом в Вооруженные Силы окончил автошколу ДОСААФ в Саратове.
…Тот бой в ущелье Чинари запомнился ему на всю жизнь. Нужно было перекрыть в ущелье караванную тропу, по которой душманы доставляли из-за границы оружие и боеприпасы. За штурвалом одного из БТР сидел Юрий. Нарвались на засаду. Под сильным пулеметным, автоматным и минометным огнем парень сделал, казалось бы, невозможное. Когда душманы подбирались к бронетранспортеру, в котором находился начальник штаба батальона, Юрий Миролюбов подполз к раненым товарищам, перетащил их в свою машину, подцепил на буксир бронетранспортер. Проделав все это, он вырвался из огненного кольца
». (Книга Памяти: О саратовцах, погибших в Афганистане, Чечне и других военных конфликтах. Саратов, 2000. с.171)
Ни один авторитетный источник не подтверждает, что Миролюбов родился в поселке Горный Краснопартизанского района. Вторая ложь заключается в утверждении, что Юрий Миролюбов «стал первым Героем Советского Союза из числа солдат и сержантов, воевавших в Афганистане». Внимательно изучив список Героев Советского Союза, получивших это звание за Афганистан, с сожалением могу констатировать, что наш земляк не попадает даже в первую половину (напомню, в категории «солдаты и сержанты», по данным О. Смыслова, всего 15 человек). Наверное, поэтому авторы Книги Памяти сознательно не приводят даты Указа ПВС СССР, которым Миролюбову было присвоено геройское звание,— 5 мая 1988 года.
Чтобы не быть голословным, приведу список (в хронологической последовательности) солдат и сержантов, получивших это высокое звание раньше Миролюбова.
1. Мироненко Александр Григорьевич. ВДВ, гвардии старший сержант, заместитель командира взвода разведроты 317-го гвардейского п.д.п. Героически погиб, подорвав себя гранатой вместе с противником. Указ от 28 апреля 1980 года.
2. Анфиногенов Николай Яковлевич. Сухопутные войска, рядовой 181-го м.с.п. Героически погиб, прикрыв отход разведроты. Указ от 15 ноября 1983 года.
3. Корявин Александр Владимирович. ВДВ, гвардии ефрейтор 357-го гвардейского п.д.п. Совершил подвиг в ходе Кунарской операции 24 мая 1985 года. Звание ГСС присвоено посмертно Указом от 25 октября 1985 года.
4. Капшук Виктор Дмитриевич. Пограничные войска, старший сержант ДШМГ 47-го погранотряда. Указ от 6 ноября 1985 года.
5. Чмуров Игорь Владимирович. ВДВ, гвардии рядовой 345-го о.п.д.п. Выполняя боевую задачу, был ранен 14 декабря 1985 года в ущелье Пандшер провинции Хазара. Указ от 25 мая 1986 года.
6. Арсенов Валерий Викторович. Спецназ ГРУ, рядовой 173-го отдельного отряда спецназа. Героически погиб, прикрыв собой командира роты от огня противника. Указ от 10 декабря 1986 года.
7. Шиков Юрий Алексеевич. Сухопутные войска, старшина 180-го м.с.п. Указ от 28 сентября 1987 года.
8. Исламов Юрий Верикович. Спецназ ГРУ, младший сержант 186-го отдельного отряда спецназа. Героически погиб, выполняя боевую задачу. Звание ГСС присвоено посмертно Указом от 3 марта 1988 года.
9. Игольченко Сергей Викторович. Сухопутные войска, рядовой 66-й отдельной мотострелковой бригады. Указ от 3 марта 1988 года.
Тем же Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1988 помимо Миролюбова звание Героя Советского Союза было присвоено сержанту Николаю Ивановичу Кременишу и младшему сержанту Виктору Павловичу Синицкому. Так что наш земляк Юрий Миролюбов в лучшем случае мог быть десятым, а в худшем — двенадцатым в общем списке солдат и сержантов, получивших звание Героя Советского Союза за подвиги в Афганистане. Но никак не первым.
Что касается подвига, Миролюбов раненого офицера спас. Но дело обстояло совсем не так, как его описывает Книга Памяти. Вот как об этом боевом эпизоде рассказывал сам Юрий Миролюбов журналисту Андрею Куликову:
«Советскому командованию в Афганистане от своей агентуры стало известно, что моджахеды ожидают большой караван с оружием, боеприпасами, деньгами, а главное — американскими ракетными комплексами «стингерами». Афгано-пакистанскую границу караван должен пересечь через ущелье Ченари. Устроить засаду было решено силами 4-го батальона армейского спецназа. (…)
Три бронетранспортера пошли в ущелье, три остались снаружи, в прикрытии. Спецназовцы попали в засаду. Оказалось, караван сопровождала большая группа прикрытия — около 300 человек. Шли они по тому же ущелью по верхней тропе. Машины спецназовцев попали в кольцо. Выходили из него очень тяжело, были раненые. Когда из ущелья вырвались, вызвали вертолеты, стали проводить перекличку, одного из офицеров недосчитались. Как потом выяснилось, в самом начале боя в ногу лейтенанту, который сидел на броне, попала разрывная пуля, и он упал.
Соваться в ущелье еще раз, искать там раненого — играть со смертью. Выручить товарища вызвался парень из Саратовской области, водитель БМП сержант Юрий Миролюбов.
Раненый лежал среди скал. Подойти к нему было невозможно. Моджахеды вели прицельный огонь.
Миролюбов взял автомат, добежал до лейтенанта, взвалил на плечи, потащил к бронетранспортеру. Самым трудным оказалось втолкать раненого в боковой люк. Пули били по броне, не давая подняться.
Когда Миролюбов разворачивал бронетранспортер, думал об одном: не дай Бог, саданут из гранатомета — всё, конец. То ли Бог услышал сержанта, то ли гранатомета у «духов» не оказалось… С человеком, которого спас, Юрию больше встретиться не пришлось.
— Да и не важно это, там часто бывало: то сам кого-то спасаешь, то тебя спасают,— говорит бывший сержант
». (Куликов А. Почти год Герой Советского Союза носит тюремную робу, «Саратовские вести» от 18 ноября 1998 года)
Судьба Юрия Миролюбова после возвращения из Афганистана и вплоть до его гибели окутана мраком криминальных тайн. Биографическая справка на сайте «Герои страны» заканчивается так:
«Трагически погиб при неизвестных обстоятельствах в ноябре 2000 года, 5 месяцев числился пропавшим без вести. Тело было обнаружено в пруду поселка Чистопольский. В апреле 2008 года захоронен на кладбище поселка Чистопольский».
Председатель регионального «Боевого братства» Сергей Авезниязов на вопрос о причине смерти Миролюбова ответил кратко, но определенно: «Утонул по пьянке в пруду собственного села». После чего, немного помолчав, добавил: «Намучились мы с этим парнем. Он и пил, и дрался, и трактор угонял… Даже в тюрьме посидел».
Собственный корреспондент «Российской газеты» по Саратовской области Андрей Куликов еще в то время заинтересовался судьбой Героя Советского Союза, осужденного и отбывающего свой срок в ИТК-13 города Энгельса. Журналист отправился в колонию для встречи с Героем, а результатом этой поездки стала статья, опубликованная в «Саратовских вестях» в ноябре 1998 года.
Сегодня Андрей вспоминает, что к моменту его встречи с Миролюбовым это была уже не первая судимость Героя Советского Союза. В первый раз его привлекли к уголовной ответственности еще в 1991 году за разбой. Вместе с двумя товарищами он ночью приехал воровать лук на поле, арендованное корейцами. Корейские сторожа осветили незваных гостей фарами и для острастки пальнули из ружья. В ответ прозвучал выстрел из ружья Миролюбова. Следственные органы расценили инцидент, произошедший на луковом поле, по статье «Разбой». Однако в суде преступление было квалифицировано по более мягкой статье «Грабеж». В результате Юрий Миролюбов отделался условным сроком. В 1996 году последовала еще одна судимость — за хулиганство. И опять Миролюбову удалось отделаться условным приговором.
Однако довольно скоро случился новый конфликт с Фемидой. В 1997 году Юрий Миролюбов попался на краже, довольно смехотворной по нынешним временам. Предметом инцидента стали колеса от телеги. Однако с учетом прежней судимости на этот раз все закончилось реальным сроком. За хулиганство и кражу в совокупности Юрия Миролюбова приговорили к реальному сроку — 2,5 годам колонии.
Андрей Куликов оказался не единственным журналистом, кого заинтриговал этот сюжет. В конце 90-х годов многие местные и центральные издания также писали о Юрии Миролюбове. Герой Советского Союза в робе зека стал притягательной темой для желтой прессы. Помимо «Саратовских вестей» статьи трижды публиковались в газете «Местное время» (впоследствии переименованной в «Жизнь»). И вскоре наступил финал этой тюремной истории, ставший лишь прологом к дальнейшей трагедии. В номере «Местного времени» за 24 декабря 1998 года (№52) под рубрикой «Хорошая новость» появляется заметка «Героя Советского Союза Юрия Миролюбова освободили». Вот что там сообщалось:
«Недавно из мест лишения свободы вышел на волю Герой Советского Союза Юрий Миролюбов, о судьбе которого трижды писала наша газета. После публикаций президиумом областного суда было принято решение о замене оставшегося срока (он должен был «сидеть» до 1 июня 2000 года) на условный. Известие об этом для Миролюбова было полной неожиданностью. Вся процедура освобождения заняла около часа. Сейчас Герой отправился домой в Краснопартизанский район. Новый год он встретит с матерью, которая так переживала и ждала своего сына…».
Однако пожить тихо и счастливо после освобождения не вышло. Да и вообще он прожил на свободе менее двух лет.
От саратовских «афганцев» мне довелось услышать несколько версий причин смерти Юрия Миролюбова. Версия председателя регионального «Боевого братства» Сергея Авезниязова уже была приведена выше. Другой саратовский «афганец», кавалер ордена Красной Звезды Николай Телегин изложил мне несколько иную, полную драматизма историю. Суть в следующем: за то время, что Миролюбов находился в заключении, его бросила жена. Поэтому, выйдя на свободу, Юрий нашел себе в поселке новую подругу. Она отличалась излишней склонностью к употреблению спиртных напитков, к ней в гости постоянно наведывались местные любители «зеленого змия». Юрию эти мужики не нравились, и он начал их отшивать. На этой почве возникали скандалы и потасовки. В ходе одного из конфликтов местные забулдыги стукнули Героя Советского Союза молотком по голове, а тело бросили в местный пруд.
А вот как выглядит эта трагедия с позиции официальных служителей закона. Бывший вице-губернатор Саратовской области Виктор Будылев, который в начале «нулевых» работал начальником отдела криминалистики Саратовской областной прокуратуры, изложил мне версию своих коллег, занимавшихся этим делом. По его словам, события развивались следующим образом. В конце ноября 2000 года Юрий Миролюбов куда-то пропал. Родственники забеспокоились и обратились в правоохранительные органы. В начале декабря 2000 года по факту безвестного исчезновения Юрия Миролюбова было заведено розыскное дело. Однако с наступлением весны труп Героя Советского Союза Миролюбова всплыл в пруду близ поселка Чистопольский, где и был обнаружен. Розыскное дело прекратили, а тело Юрия Миролюбова отправили на патолого-анатомическую экспертизу. Никаких серьезных повреждений костей черепа или кожных покровов головы эксперты не обнаружили. Установить наличие в крови у погибшего алкоголя также не представилось возможным ввиду длительного пребывания тела в воде. И хотя подлинную причину смерти экспертам в итоге установить так и не удалось, по факту обнаружения трупа Юрия Миролюбова было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Никем из близких погибшего данное постановление не оспаривалось, хотя у Юрия было пять родных братьев и сестер.
И еще о двух Героях Советского Союза, получивших это звание за Афганистан. Оба вертолетчики, выпускники Саратовского высшего военного авиационного училища летчиков. Это, пожалуй, единственное, что связывает этих людей с Саратовом. Причем один из этих офицеров, Николай Саинович Майданов, награжден двумя медалями «Золотая Звезда». То есть он Герой Советского Союза и Герой Российской Федерации. Людей, имеющих подобное сочетание двух «Золотых Звезд», всего четверо.
Что-то с памятью у них стало…

Герой Советского Союза Николай Саинович Майданов родился 7 февраля 1954 года в поселке Таскундук Уральской области Казахстана. В 1980 году окончил Саратовское ВВАУЛ и стал пилотом транспортно-десантного вертолета Ми-8. В 80-е годы дважды направлялся в командировки в Афганистан — в 1984 и 1987 годах. За время этих командировок совершил 1 250 боевых вылетов (общий налет составил 1 100 часов) с целью десантирования наших войсковых групп, подвоза боеприпасов и продовольствия, эвакуации раненых. Практически все эти полеты были сопряжены с риском для жизни, но увенчались успехом. Сайт «Герои страны» сообщает, что во время афганских командировок Николай Майданов лично вывез с поля боя на своем вертолете 85 раненых солдат и офицеров, перевез 1 000 десантников и 100 тонн грузов. За подвиги в Афганистане вертолетчик Майданов был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. А 28 июля 1988 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Николаю Майданову звания Героя Советского Союза с вручением медали «Золотая Звезда» и ордена Ленина.
После развала Советского Союза Николай Майданов продолжил службу в советской армии и дослужился до звания полковника. В 1999-2000 годах был командиром 325-го отдельного вертолетного полка, дислоцированного под Санкт-Петербургом. Погиб в январе 2000 года в Аргунском ущелье в Чечне в ходе выполнения боевого полета. За подвиг во время второй чеченской войны Николай Майданов посмертно был награжден еще одной «Золотой Звездой» — на этот раз Героя России. И хотя в современной России нет правила устанавливать бронзовые бюсты на родине дважды Героев, для Николая Майданова было сделано исключение. Но поскольку родина Николая Майданова находится на территории другого государства — Казахстана, место установки бюста было перенесено ближе к последнему месту службы. Сегодня бронзовый бюст полковника Майданова украшает аллею Героев в Московском парке Победы Санкт-Петербурга. Почтила память дважды Героя Николая Майданова и Почта России. В 2015 году в серии «Герои России» была выпущена почтовая марка, посвященная этому офицеру.
Второй вертолетчик, окончивший Саратовское ВВАУЛ и удостоенный за Афганистан звания Героя Советского Союза,— Александр Михайлович Райлян.
Что-то с памятью у них стало…

Александр Райлян родился 15 апреля 1954 года в селе Молдаванское Крымского района Краснодарского края, в 1974 году окончил СВВАУЛ и приступил к службе в советской армии. В командировки в Афганистан подполковник Райлян направлялся дважды. Во время первой командировки, длившейся с февраля по октябрь 1983 года, Александр Михайлович был командиром отряда вертолетов Ми-8, входившего в 302-ю отдельную вертолетную авиаэскадрилью. В это время Александр Райлян лично совершил 284 боевых вылета на вертолете с целью десантирования бойцов и эвакуации раненых.
Во второй раз в Афганистан Александр Райлян попал уже под конец кампании. Вторая командировка длилась около года: с августа 1986-го по июнь 1987-го. Во второй раз подполковнику Райляну довелось служить в этой восточной стране в должности командира 2-й эскадрильи десантно-транспортных вертолетов Ми-8 225-го отдельного вертолетного полка ВВС 40-й армии.
Звание Героя Советского Союза подполковнику Райляну было присвоено за умелое командование авиаэскадрильей, мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи Демократической республике Афганистан уже после возвращения из этой восточной страны. Указ Президиума Верховного Совета СССР на этот счет был издан 25 февраля 1988 года. Фирменным почерком подполковника Райляна являлось использование им и его подчиненными относительно новой тактики ночных полетов на вертолете в условиях горной местности. Во время второй афганской командировки подполковник Райлян лично совершил 410 боевых вылетов (из них 135 ночью) на вертолете Ми-8 МТ, высадил 600 десантников и эвакуировал 100 раненых. В наградных реляциях отмечались и превосходные командирские достижения подполковника Райляна. В частности, сообщалось, что «за год прохождения службы в Афганистане 2-я эскадрилья десантно-транспортных вертолетов Ми-8 под командованием Райляна выполнила ночных заданий больше, чем все полки ВВС СССР вместе взятые». Широко практикуемая Райляном тактика ночных полетов принесла свои положительные плоды. За этот период комэск не потерял ни одного из подчиненных. После возвращения из Афганистана Герою Советского Союза Александру Райляну еще не раз приходилось применять накопленный боевой опыт в различных горячих точках — участвовать в боевых операциях в Таджикистане, Косово и Чечне. В мае 2003 года полковник Александр Райлян вышел в отставку. В настоящее время проживает в Москве.
Справедливости ради следует отметить, что внедренная Райляном в Афганистане тактика ночных полетов порою давала сбои, которые приводили к печальным последствиям. Как сообщает региональная Книга Памяти, ночью 6 мая 1987 года в районе населенного пункта Алихейль в ходе выполнения боевого задания погиб экипаж вертолета Ми-4 под управлением капитана Владимира Казанцева, также выпускника Саратовского ВВАУЛ. Авиакатастрофа произошла из-за столкновения вертолета с горой. В итоге вертолет взорвался, все находившиеся в нем люди погибли. Посмертно командир корабля был награжден орденом Красной Звезды. Похоронен на кладбище поселка Красный Октябрь Саратовского района.
(продолжение следует)