Виктор Вексельберг: «России нужно еще десять Сколково»

21-04-2017, 15:36 | Опубликовал(а): Неверова Алиса |

Андрей Морозов, глава сколковской компании «Амальтея-Сервис», за последний год не заключил ни одной сделки в России. Не то, чтобы не хотел, – не смог, хотя и старался, объезжая один отечественный регион за другим. Инжиниринговая компания, занимающаяся водоугольным топливом, вынужденно живет за счет выручки от зарубежных контрактов, благо решения «Амальтея-Сервис» работают от Ирландии и Польши до Южной Кореи. Об этой парадоксальной ситуации г-н Морозов рассказал на встрече резидентов «Сколково» с Президентом Фонда Виктором Вексельбергом.



Встреча прошла в Технопарке «Сколково», крупнейшем в Восточной Европе, и началась с того, что первым пяти участникам, обосновавшимся в новом технопарке, вручили памятные подарки. Сейчас число компаний, работающих здесь, уже измеряется десятками, но символический жест в адрес первой пятерки недвусмысленно намекал на то, что руководство Фонда осознает: тем, кто рискнул сталь первыми переселенцами, пришлось испытать не только удовлетворение от пребывания в величественном здании, но и связанные с переездом неудобства.



Двухчасовая встреча стала разговором о жизни и работе, что, по мысли Виктора Вексельберга, на территории иннограда в значительной степени суть вещи пересекающиеся, если не тождественные. «Сколково должно стать и уже становится полноценным пространством для работы и жизни», – заявил Президент Фонда, подчеркнув, что в этом пространстве степень влияния участников проекта на принятие решений должна быть, как он несколько раз повторил, «максимальной».



Собственно и сама встреча, если иметь в виду ее не только человеческое, но и деловое измерение, была рассчитана на то, чтобы резиденты помогли Фонду сформулировать для себя и транслировать во внешнюю среду наиболее важные и болезненные проблемы сколковского инновационного сообщества.



Вроде той, о которой рассказал Андрей Морозов; он спросил: может ли «Сколково» помочь участникам с внедрением их решений в России, если не удается воспользоваться механизмами государственно-частного партнерства?


«Вот для решения таких проблем как раз и нужен Фонд», – отреагировал В.Вексельберг, пообещавший вникнуть в конкретную проблему резидента и помочь предложить решение.


Спектр поднимавшихся на встрече вопросов варьировался от сугубо внутренних, касающихся механизмов действия той или иной программы «Сколково», в том числе, микрогрантов, до взаимоотношений с другими институтами развития.



Последний вопрос задал генеральный директор компании «Оптогард-Нанотех» Павел Смирнов. Его интересовало, может ли Фонд помочь с выходом на институты развития стран СНГ. Виктор Вексельберг назвал это разумным предложением и заверил П.Смирнова в том, что оно будет быстро реализовано.



Президент Фонда, отвечая на большинство предложений обещанием помочь, одновременно не пытался понравиться всем резидентам, и когда одна из участниц поинтересовалась, может ли «Сколково» способствовать тому, чтобы ее компания «не проедала деньги инвестора» от одного гранта Фонда до другого, откровенно заявил, что не разделяет такого подхода. Компании все-таки должны рассчитывать на силу своих технологий и своих инвесторов, а гранты «Сколково» могут им помочь в разработках, но не служить источником финансирования компании.



На встрече был задан вопрос о будущем «Сколково», причем задан в парадоксальной форме: «Вы что, намереваетесь тут создать маленькую Калифорнию?» – поинтересовался один из резидентов. Виктор Вексельберг усмехнулся, признавшись, что руководство Фонда далеко от подобных амбиций. Но вопрос позволил Президенту «Сколково» поделиться своим видением будущего: «Рано или поздно нам придется отказаться от принципа экстерриториальности», – заметил он. Как известно, принцип заложен в федеральный закон о «Сколково». Сейчас готовится новая редакция этого закона, рассказал г-н Векесельберг.



Что касается экстерриториальности, т.е. вопроса об обязательности физического нахождения компаний на территории иннограда, то, по мнению В.Вексельберга, в стране должно быть создано несколько региональных инновационных центров, разделяющих идеологию «Сколково», – возможно, 8–10.



Но пока что на территории самого иннограда существует много нерешенных дел и незавершенных проектов, касающихся работы и жизни участников. Об одном из них напомнила Наталья Рабинович, генеральный директор компании Ipharma. Она попросила подтвердить, что 1 сентября дети участников проекта пойдут в новое здание гимназии. Что и сделал глава отвечающей за строительство на территории иннограда компании ОДПС Алексей Савченко, сопроводивший свое обещание репликой: «Можете покупать бантики!»



На Савченко внимательно смотрел Президент Фонда, и было вполне очевидно, что он запомнит сказанное.



Неожиданно для аудитории Виктор Вексельберг сам обратился с вопросом, также касающимся сколковской гимназии.


«Какой язык должен быть базовым языком обучения, русский или английский?» – поинтересовался он.


Кто-то из участников прокричал: «Оба!» – «Оба не получится», – парировал глава Фонда.



Тогда раздались голоса в пользу обучения на русском. Кто-то даже с места принялся горячо аргументировать, что русский богаче, что он развивает инновационное мышление.



Виктор Вексельберг не стал подводить итоги этой мини-дискуссии, но обратился к резидентам с просьбой не забывать о том, что все они – «часть экосистемы «Сколково».



Следующая встреча участников проекта с Президентом Фонда состоится во время проведения Startup Village – крупнейшая в Восточной Европе технологическая конференция пройдет в Сколково 6–7 июня.